Четыре проекта ПРООН, которые «перевернут» водный сектор Казахстана

Гульжамал Исаева, кандидат экономических наук, руководитель проекта «Поддержка Казахстана для перехода к модели «зеленой экономики»
Фото Марата Куракова

Фото Марата Куракова

28 апреля текущего года Президент Казахстана подписал поправки в законодательство в сфере «зеленой» экономики, в частности, в Водном кодексе уточнены понятия удельной и укрупненной норм водопотребления и водоотведения. В рамках соглашения Правительства РК и Европейского союза в прошлом году была выделена донорская поддержка на сумму €7,1 млн для реализации проекта по переходу к «зеленой» экономике. В рамках проекта будет реализовано 4 пилотных проекта на сумму €3 млн, охватывающих различные секторы экономики Казахстана. Корреспондент Kazpravda.kz побеседовала с руководителем данных проектов и узнала подробности грядущих изменений, которые изменят жизнь тысяч казахстанцев.

– Гульжамал, четыре проекта, направленных на улучшение водного сектора, разработаны в рамках совместного проекта EC/ПРООН/ЕЭК ООН «Поддержка Казахстана по переходу к модели «зеленой экономики». Расскажите подробнее о проекте, руководителем которого Вы являетесь? 

– Наш проект был запущен летом прошлого года, финансируется Европейским союзом и реализуется программой развития ООН совместно с Комитетом по водным ресурсам Министерства сельского хозяйства РК. В рамках нашего проекта планируется реализация четырех пилотных проектов. Основная цель, которую мы ставили перед собой, – продемонстрировать европейский опыт и технологии, с применением их в казахстанских условиях. Нам нужно показать опыт стран, которые уже добились определенных успехов в развитии «зеленой экономики». Мы понимаем, что нельзя просто брать опыт и копировать его, необходимо адаптировать условия той страны, в которой мы хотим применить этот опыт. С этой целью нами были проведены обширные консультации. В ноябре прошлого года в Боровом мы провели первый технический семинар, на который были приглашены представители бизнес-компаний, поставляющих оборудование в Казахстан, дипломатических миссий, неправительственного сектора, международных организаций, эксперты-водники, представители государственных уполномоченных органов, академиков и ученых. Вот такой обширной компанией мы обсуждали, как применять европейский опыт в Казахстане. Наш проект сфокусирован на водном секторе.

– А по какой причине выбор пал именно на водный сектор?

– Как вы знаете, вода, словно красная нить проходит через все секторы экономики. Поэтому мы выбрали именно этот приоритет. Мы хотели разработать такие пилотные проекты, которые смогут затронуть разные секторы, что позволит поработать не только в области сельского хозяйства. С этими критериями у нас и родились, на мой взгляд, четыре интересных проекта. Первый направлен на жилищно-коммунальное хозяйство. Была определена такая концепция, как демонстрация «зеленой» инфраструктуры на примере одного поселка. В настоящее время по государственным программам выделяются колоссальные финансовые ресурсы на предоставление чистой питьевой воды для сельских населенных пунктов – это и программа питьевых вод, и программа «Ак булак», которая реализуется в настоящее время. Много ведется работы. А вот вопросы водоотведения не столь широкое получили развитие. Мы знаем, что половина населения у нас проживает в сельской местности, и именно у этой половины казахстанцев стоит вопрос санитарии. Как раз в рамках нашего первого проекта мы покажем на примере одного поселка, как решать этот вопрос. В Алматинской области был выбран поселок Акши в Енбекшиказахском районе, где мы установим европейское оборудование, адаптированное к нашим условиям. И все это будет в рамках «зеленой инфраструктуры».

– Начало оптимистичное и правильное, но насколько оно эффективно в плане экономии средств, учитывая применение современных технологий?

– «Зеленая инфраструктура» в долгосрочной перспективе – малозатратна, так как там меньше эксплуатационных нагрузок, не нужны дорогое оборудование и специалисты, поддерживающие механизм. И на данном примере мы не только решим вопрос одного конкретного поселка, но и надеемся на то, что  последует тиражирование опыта в других селах Казахстана. Это еще одна причина того, что проект будет максимально малозатратным и несложным в реализации, при это «зеленым».

– Вы сказали, что будет использован европейский опыт – понятие это довольно обширное. Это будет собирательный опыт европейских стран или какого-то конкретного государства?

– В настоящее время мы находимся на этапе проектирования, когда идет разработка технических параметров, необходимых в конкретном селе. После будет открытый конкурс по всем процедурам ООН. Мы будем объявлять международный конкурс по поставке нужного оборудования. Те европейские производители, которые будут соответствовать нашим требованиям, смогут предоставить свои предложения и будут отобраны на конкурсной основе, затем мы сможем сказать, с какой именно страной мы будем сотрудничать.

– Только ли европейские поставщики оборудования смогут участвовать в данном конкурсе?

– Нет, в критериях конкурса мы планируем прописать, что в нем смогут участвовать либо европейские производители, либо казахстанские или же их комбинация.

– Гульжамал, какое конкретно оборудование будет необходимо для данного проекта?

– Нашим проектом мы планируем провести канализацию для поселка с полуторатысячным населением. В частности, в имеющейся школе мы установим сенсорные краны, которые будут экономить расход воды, в среднем сейчас каждый ребенок в процессе мытья рук тратит около трех литров воды, при наличии современных сенсорных кранов с аэраторами (приспособления для ограничения потока воды и улучшения его качества – Прим. автора) тратится около 300–400 миллилитров, также мы установим специальные унитазы, которые также потребляют гораздо меньше воды. Главная задача, которую мы будем решать, – уменьшение нагрузки на септик. После мы займемся переоборудованием самого септика, с трехступенчатым биологическим фильтром. Вода, которая будет выходить из него, будет пригодна для полива сельхозугодий.

Будет ли этот проект каким-либо образом решать вопрос грунтовых вод, ведь ежегодно весной во многих областях республики встает вопрос подтоплений?

– Вы правильно заметили данную проблему. В данном проекте мы также планируем заняться отводом грунтовых вод, которые ежегодно весной, поднимаясь, подтапливают земли, фундаменты домов. Также из-за подъема уровня грунтовых вод затапливаются и канализации со всем содержимым, после все это проникает в грунтовые воды, ну а после вместе с питьевой водой попадет в организм людей. Снижения уровня грунтовых вод мы планируем добиться путем установления подземных систем.

– На какой стадии сейчас находится этот проект? Установлены ли сроки его реализации?

– Сейчас проект на стадии концепции. Если говорить о сроках, то проектирование мы планируем завершить до осени текущего года, а строительство с сентября этого и до лета следующего года.

– Жителям и поселку в целом с этим проектом, безусловно, очень повезет, однако насколько люди готовы, ведь со стороны каждого будет требоваться определенная подготовка? И кто будет обслуживать это высокотехнологичное оборудование в дальнейшем?

– Бесспорно, помимо строительства и запуска проекта мы будем вести работу с населением, привлекать их, чтобы они понимали, что происходит в их селе, ведь без чувства собственности у людей система не будет должным образом функционировать. Планируем проводить беседы с советом аксакалов, проводить сход сел. Поэтому могу заверить, что социальная работа по вовлечению населения нами также планируется.

57297c6727e871462336615.JPG

– Хорошо, это первый из четырех проектов. Расскажите, пожалуйста, об остальных?

– В рамках четырех проектов мы планируем затронуть разные секторы экономики. И если первый был из жилищно-коммунального сектора, второй связан с дамбами, гидротехническими сооружениями и резервуарами, которых в нашей стране достаточно много. На примере проекта в Актюбинской области мы попытаемся продемонстрировать, как можно шире использовать потенциал гидротехнических сооружений. Мы знаем, что все ГТС находятся на государственном балансе, ежегодно выделяется немалый бюджет на их содержание. В нашем втором пилотном проекте мы планируем на примере одного сооружения показать, как ГТС может получать прибыль и создавать фонды для дальнейшего развития. На примере Каргалинской дамбы мы хотим показать, как развивать такие направления, как: тепличное, прудовое хозяйства, рекреации и зоны отдыха. Местоположение данного водохранилища в горной местности, что позволит установить мини-ГЭС для выработки электроэнергии, которая позволит содержать всю инфраструктуру.

– В Актюбинской области имеется водохранилище, будет ли оно задействовано в проектах?

– Да, на примере Актиюбинского водохранилища мы хотим показать автоматизированную систему контрольно-измерительных приборов. То есть это определенный набор датчиков и индикаторов, которые заблаговременно будут предупреждать о том, что напор или уровень воды усилился, а также реагировать на данные показатели в автоматическом режиме. Это позволит предупреждать возникающие сложности и принимать меры по устранению проблем заранее, здесь упор будет сделан на безопасности гидротехнических сооружений.

– Все ли проекты направлены на развитие инфраструктуры на селе? Или же есть те, что будут реализованы в городах?

– Мы будем работать не только на селе. Как раз плавно переходим к следующему пилотному проекту «Развитие городского сельского хозяйства в северных регионах». На примере Астаны и его пригорода мы хотим показать, что в северных регионах можно заниматься тепличным хозяйством и что это выгодно. Главная расходная статья данного бизнеса – оплата на отопление. И если в южных регионах ввиду мягкого климата эта практика достаточно развита, то в северных регионах существует стереотип, что этот бизнес невыгоден, отсюда – привозные овощи и фрукты в данных регионах. В этом проекте мы покажем, что благодаря новейшим «зеленым» технологиям, возобновляемым источникам энергии можно решать вопросы теплообеспечения в северных регионах, с помощью энергии солнца, ветра и выращивать экологически чистые продукты.
В Казахстане, к сожалению, пока не полностью заменены традиционные источники отопления. Но частично нагрузку на теплообеспечение с помощью альтернативных источников решить можно. На примере одного тепличного хозяйства мы создадим обучающий центр, где любые фермеры, бизнесмены, желающие применять аналогичный опыт, будут проходить бесплатные тренинги с определенной периодичностью. Это также послужит производственной базой для студентов профильных вузов.

В течение какого времени будут проходить подобные тренинги и когда стартует сам проект?

– Центр будет бесплатно обучать на протяжении минимум пяти, максимум десяти лет всех желающих научиться и дальше тиражировать этот опыт, возможно, начать свой бизнес. Этот проект мы планируем запустить летом следующего года. Открытие будет приурочено к международной выставке «ЭКСПО-2017».

В какой же сфере будет реализован заключительный, четвертый проект?

– Четвертый проект планируем запустить в Кызылординской области. Связан он будет с методами полива. Ни для кого не секрет, что в Казахстане множество пустынных и полупустынных земель, не используемых в сельском хозяйстве. В нашем проекте мы постараемся показать, что и на этих землях можно развивать земледелие. С помощью оазисного орошения мы хотим продемонстрировать, что в этих зонах можно выращивать кормовые культуры, применяя специальные технологии по использованию подземных вод. Развитие данного проекта позволит ввести больше земель в сельскохозяйственный оборот.

Гульжамал, звучит все очень красиво, однако, зная недоверие людей к любым изменениям и новшествам, как вы планируете убедить население, что это действительно необходимо внедрять и что в будущем их усилия и затраты окупятся?

– Мы понимаем эти риски, однако благодаря глобализации многие казахстанцы понимают, насколько это важно делать сейчас. Огромный плюс «зеленой экономики» в том, что она дает полный расклад того, что в результате получит бизнесмен. Определяющий фактор «зеленых» технологий – экономия и рентабельность, которая просчитана в каждом из вышеперечисленных проектов.

– Если я Вас правильно поняла, до конца текущего года будет разработана проектно-сметная документация проектов, реализация начнется со следующего года. А что дальше, как полученный опыт будет тиражироваться?

– Главным принципом нашей работы является партнерство с государственными органами – модальность работы программы развития ООН. Данные проекты рассчитаны до 2018 года. Нашим основным партнером является Комитет по водным ресурсам. Все отчеты и полученный опыт в этих пилотных проектах мы передадим в комитет, для них это руководство к действию. После того как они получат всю документацию, они будут распространять по республике этот опыт.

– Вы сказали о партнерстве с государственными органами, возникали ли трудности в законодательной плоскости при разработке концепции данных проектов и, как следствие, рекомендации в Парламент РК?

– Да, у нас имеются рекомендации по двум направлениям. Первое – это рекомендации по совершенствованию экономических инструментов в области водоснабжения и водоотведения и второе – это рекомендации по управлению ГТС. Были разработаны отчеты, в которых подробно описана текущая ситуация и даны рекомендации с учетом европейского опыта. Данные отчеты будут презентованы на Астанинском экономическом форуме в мае этого года. Основной рекомендацией в обоих случаях можно назвать необходимость диверсификации тарифов. Сейчас в республике тарифы на воду едины. Однако мы видим острую необходимость устанавливать различные тарифы в зависимости от методов полива, принципов использования удобрений, культуры потребления в быту. Проще говоря, те, кто использует неэкономные виды полива, пестицидные виды удобрений или чрезмерно используют воду, должны платить больше тех, кто использует современные, экономные виды полива и использования воды. Повторюсь, наши проекты направлены на демонстрацию «зеленых» технологий и носят консультативный характер, а применять их или нет – это вопрос к государству и населению республики.

– Спасибо за беседу. 

Автор: Жания Уранкаева